НовостиМузыкаВидеоБлижний Круг
ссылка 22
поделиться
Amurekimuri
Елена Войнаровская представила свой новый сольный альбом "Присутствие". Его цифровой релиз состоялся 3 сентября. Альбом включил 15 песен - как известных слушателям, так и совсем новых.

До 5 сентября (включительно) у вас есть возможность поддержать работу Елены и ее команды, и заполучить новый альбом на CD, став участником акции краудфандинга. Не упустите свой шанс: bit.ly/ev-2016

03 сент. 2016 10:06
ссылка комментировать
поделиться
Amurekimuri
dddds.jpg
Официальный видеоклип, представленный широкой публике 22.05.2011 г.

26 мая 2011 16:24
ссылка комментировать 2
поделиться
Amurekimuri
6a6a83bde127.jpg

11 декабря в China-Town-Cafe состоится совместное выступление двух коллективов, лидерами которых являются участники одесской группы Flёur. Amurekimuri (проект вокалистки Flёur Елены Войнаровской) и «Легендарные Пластилиновые Ноги» (лидер — гитарист Flёur Андрей Басов) представят московской публике свои дебютные студийные альбомы Amurekimuri и «Космонавтам».

Amurekimuri — молодая группа, состоящая из опытных музыкантов. Это пример... того, когда творческие люди, заявив о себе в «родных» проектах, собираются, чтобы совместно примерить другие музыкальные формы. Участники коллективов, которые сотрудничают с одесским независимым лейблом Cardiowave («Легендарные Пластилиновые Ноги», The Клюквінs и Flёur, визитной карточки лейбла) сошлись на почве общих музыкальных интересов. Первое выступление Amurekimuri состоялось 7 апреля 2006 года в одесском клубе «Выход». Позднее коллектив выступал в Москве и Санкт-Петербурге в рамках фестиваля «Интерференция», еще одного «детища» лейбла Cardiowave. К записи дебютного альбома группа, уже обросшая материалом и поклонниками, шла долгих четыре года.В дебютном альбоме — 16 композиций. В качестве лирики использованы произведения английских поэтов-романтиков (Блейк, Шелли, Китс) и стихи солистки Елены Войнаровской. Слова композиции «I Don’t Wanna Lose You» принадлежат басисту Алексею Довгалёву. В основе звуковой ткани альбома Amurekimuri — романтический независимый рок, вокруг которого «вьются» жизнеспособные побеги шугейза, этериал и нью вэйва. А в комплекте идут звенящие от реверберации и размазанные многократными задержками гитары, необыкновенные синтезаторные партии, бодрящие позывные горна, фортепианная капель.

История «Пластилиновых Ног» берет начало в 2002 году. Тогда состоялось первое выступление группы на фестивале нового искусства «Культурные герои». Ранее лидер коллектива Андрей Басов играл на гитаре в группах «Нормандия-Неман» и «Мёртвый театр» — культовых для Одессы 90-х годов. «Легендарными» «Ноги» стали несколько позже, в 2005-ом, а до этого момента оставались исключительно «Пластилиновыми». Кто именно предложил добавить слово «легендарные», музыканты тщательно скрывают. Известно лишь, что придумали это не сами участники группы. Задумка состояла в том, чтобы сочинять о коллективе какие-то истории, рассказы. В итоге ни одной легенды так и не было придумано, но слово оказалось цепким. Впрочем, как говорят сами «Ноги», они всё равно больше «Пластилиновые», чем «Легендарные». В сентябре 2008-го «Ноги» приступают к записи первого студийного альбома. Работа велась в Киеве, в студии Esthetic Education. Саундпродюсером альбома выступил Илья Галушко, известный по работе с Flёur, «Крихиткой Цахес», «Би-2» и другими музыкантами. Кропотливая работа продолжается более полугода (группа добивается идеального звучания, продумывая каждую мелочь) и завершается весной 2009-го. Альбом был успешно презентован в Украине, теперь на очереди Москва. 11 декабря в China-Town-Cafe — уникальная возможность оценить сразу две сольные работы талантливых музыкантов лейбла Cardiowave.

Начало в 21:00
Вход — 400 руб.

Информация на сайте клуба: http://chinatowncafe.ru/
07 дек. 2010 22:24
ссылка комментировать
поделиться
Amurekimuri
ARM.LPN.AFISHA.jpg
5 декабря, 2010
Киев, клуб "Прайм"
Amurekimuri и Легендарные Пластилиновые Ноги в совместном концерте.
Кудрявский спуск 5-б. (www.prime.in.ua) Начало 19-00, вход 50 грн.
26 окт. 2010 12:59
ссылка комментировать
поделиться
Amurekimuri
ARM.photo.relise.big.jpg
Музыкальное «шаманство» Amurekimuri

Загадочное слово «Amurekimuri». Такое же таинственное, как и группа, выбравшая себе такое имя, музыка, которую они создают и люди, которые их окружают. Друзья и музыканты-единомышленники, «амуреки» объединились вокруг солистки группы Flёur и М.Р.Ф. Елены Войнаровской. Поначалу просто импровизировали в свое удовольствие, потом первые слушатели посоветовали создать группу, и вот спустя 4 года родился дебютный альбом. Называется он, конечно же, Amurekimuri. Песни на английском. Сплошные загадки. За ответами мы обратились к самим заговорщикам — вокалистке Елене, бас-гитаристу Алексею Довгалёву и арт-директору группы и лейбла Cardiowave Дмитрию Векову.

— Первый вопрос лежит на поверхности. Откуда такое необычное название группы?

Е. В.: Этого слова нет ни в одном словаре мира, мы его придумали сами. Нам нравится его многосложное звучание, японский колорит. К тому же, оно вызывает различные ассоциации (улыбается.)
А. Д.: А действительно, откуда словечко-то?
Д. В.: Раскрою секрет. Это слово из Лениного мобильного телефона. Как оно туда попало — вот где настоящая загадка (улыбается).

— Каждый из участников коллектива известен по выступлениям в других группах. Как пришла идея собраться вместе, с чего началась история Amurekimuri?

А. Д.: От себя могу сказать, что коллектив The Клюквінs, в котором я играю, несмотря на поддержку друзей и добрые отзывы слушателей, остается скромным индивидуальным проектом. Группа Amurekimuri для меня – это место гармонии, радости и силы. Нас объединяет чувство свободы и желание служить общему, важному и, можно даже сказать, отчаянному делу.
Е. В.: Мы давно знакомы и проводим много времени вместе. Когда во время встреч слова заканчивались, мы продолжали общение на новом, музыкальном уровне. Вначале это было просто приятное времяпровождение в тесном кругу друзей, импровизация, сотворчество, где каждый мог выразить себя. А еще в этом было нечто трансовое: мы могли часами играть какую-то тему, полностью погружаясь в нее и таким образом освобождая разум и извлекая на поверхность что-то глубинное, дремлющее в каждом из нас. В общем-то, мы ни к чему не стремились, просто получали удовольствие, не задумываясь о результате. Так продолжалось до тех пор, пока нам не сказали, что это творчество заслуживает внимания. Дима Веков присутствовал на всех наших «сейшенах» и однажды он настоял, чтобы мы придумали название и на основе всех этих экспериментов подготовили серьезную программу.
Д. В.: Я вообще терпеть не могу импровизации. Сам я не музыкант, и мне кажется, что слушать, как перед тобой упражняются в скорости перебирания струн и вокальной эквилибристике, — это скучно. Однако в случае с Amurekimuri все немного иначе… Не знаю, какие силы заставили их взять в руки инструменты, но музыка полилась, казалось, сама собой. Это действительно был транс. Всеобщий. Им было в кайф играть, мне — слушать. Помню, во время одной из тем я выключил свет на репетиционной точке, и начался реальный шабаш. Они играли что-то очень медленное и зловещее, по духу напоминающее композиции 60-х. Джим Морриссон, думаю, от такой вещи бы не отказался (улыбается). Именно в тот вечер я и понял, что родилась новая группа. Кстати, именно тогда появились первые песни: Smile и Good night. Слава Богу, под рукой оказался записывающий плейер.

— Группа Amurekimuri открыто заявляет о корнях своей музыки, часто упоминаются названия культовых британских коллективов… Не боитесь обвинений в плагиате?

А. Д.: У слова «плагиат» есть четкое определение. Вряд ли кто-то будет заморачиваться над тем, похожа ли наша музыка на сотворенное раньше. А нам нет смысла скрывать свои увлечения, ведь почти все композиции, собственно, и задумывались, как необходимость передать некоторые идеи в их первоначальном виде. Нет смысла доставать слова, мысли, мелодии из ничего, из пустоты. Это, как полотна писать: вряд ли вас обвинят, что вы используете, к примеру, желтый цвет. И никто не забросает камнями уличного певца за то, что он, видите ли, поет в соль-мажоре. В конечном итоге зело беден тот художник, который творит на пустом месте. Да и не возникнет там ничего: нет зернышка – и росточка не будет. Наше творчество — это трансформация множества услышанного, увиденного, прочувствованного, всего, что находится в личном сундучке вечных ценностей. Этот альбом, а точнее то, что к нему подвигло — ни что иное как необходимость отдать часть души, свое естество тем, кто всегда (мысленно, духовно, физически, да как еще угодно) рядом с нами, внутри нас. Тем, кто уберег нас, кто ведет, спасает и помогает быть, действовать и летать…
Е. В.: Если бы мы боялись этого, то, наверное, скрывали бы вышеупомянутые корни. Просто все мы выросли на определенной музыке, и она в какой-то мере сформировала нас как личностей, повлияла на наше мировосприятие. У каждого участника Amurekimuri есть своя группа, свои песни. Мы не испытываем недостатка в творческих идеях: если Вы познакомитесь с нашими песнями в рамках других коллективов, то увидите, что никто из нас не страдает скудостью музыкального мышления или отсутствием самобытности. Этот альбом – просто способ выразить свою любовь и благодарность за то, что Музыка и Поэзия открыла в каждом из нас… А вообще, песни настолько разные по настроению и по стилю, что чрезвычайно трудно привести их под какой-то общий знаменатель.
А. Д.: За названиями групп стоят люди — чудесные, искренние и поэтому понятые слушателями. Так что неважно вовсе, Cocteau Twins это, Zounds или, скажем, никому не известные бразильцы из Old Magic Pallas. Их творчество создается по одним, только космосу понятным, законам. И есть ли тут вообще законы?..
Д. В.: Как вас задел этот вопрос! Лично я убежден, что все, абсолютно все музыканты на чем-то учились, росли, впитывали, перенимали, заимствовали. Некоторые, вроде Rolling Stones или Sisters of Mercy, даже названия выбирали в честь произведений любимых авторов. А другие, масштабом поскромнее, до сих пор тщательно шифруют свою привязанность к наследию, скажем, RHCP или «Океана Эльзы». Аудитория британского пост-панка весьма специфична, особенно в наших снгшных краях. По большей мере это снобы, причем снобы со стажем, сужу по себе (улыбается). Сам факт упоминания Joy Division или Cocteau Twins особых дивидендов Amurekimuri не принесет, скорее, вызовет скепсис. Так что упоминание «корней» можно списать на нашу наивность и простодушие (смеётся).

— Англоязычная лирика — это попытка обратиться к более широкой аудитории или «суровые законы жанра»?

Е. В.: Вначале мы хотели вообще отказаться от текстов и выражать эмоции только мелодией, интонацией, тембром. Ведь музыка вполне самодостаточна, это язык, который понятен всем. Но потом все-таки захотелось некоторые вещи озвучить с помощью слов. У нас с Лешей было несколько текстов на английском, потом возникла идея обратиться к классике. Собственно говоря, это был довольно рискованный эксперимент с использованием английской романтической лирики…
Д. В.: С классики, если быть точным, мы начинали. Лене захотелось обогатить мелодии дополнительным смыслом. Томик Шелли подсунул я. Потом появился Уильям Блейк.
А. Д.: То, о чем стесняешься петь на родном языке, с гораздо меньшей скованностью и стеснением исполняется на английском (да и вообще, на любом языке, кроме родного). Вот и все объяснение. Это сродни бурчанию про себя, одному тебе слышному, и оттого адресованному скорее себе, чем публике… Для более интимной лирики у каждого из нас есть собственные проекты. Но в целом язык не так уж важен, вполне возможно, что следующий альбом «Амуреков» выйдет на родном языке.

— Так о чем ваши песни?

Е. В.: Это могут быть песни о любви, о дружбе. Меня больше всего поражает, когда человек всего в двух строчках может выразить что-то очень важное. Например, Уильям Блейк. У него есть стихотворение Smile, настолько простое, что его мог бы, наверное, написать первоклассник, там нет никаких сложных оборотов. Но при этом оно на уровне какого-то космического послания. Вообще мы взяли на себя большую ответственность, ведь эти великолепные стихи — вдохновенные, искренние, насыщенные яркими образами и не утратившие своей актуальности спустя долгие годы, — уже заключали в себе совершенный ритм и чарующую музыку. Страшно было не ошибиться, подбирая ключ к этому волшебному шифру. А с другой стороны, прикосновение к прекрасному, вечному — это невыразимое счастье. Мы сами не предполагали, какой мощный импульс, прилив энергии и вдохновения вызовет это обращение, это чувство ответственности и сопричастности. Хочется верить, что мы донесем эту сопричастность и передадим ее другим.

— А что для вас первично — слова или музыка?

А. Д.: Первична музыка. Сначала у нас рождается мелодия, а потом на нее накладывается стихотворение. Для таких случаев у Лены в сумке всегда есть томик Блейка (смеётся).
Е.В.: Я считаю, что музыка важнее, чем слова, она ведь интернациональна. Хотя бывает, что вдруг появляется очень важный, животрепещущий текст, и тогда под него пишется музыка. Для меня это всегда сложнее, потому что в таких случаях я бываю более требовательной к себе: мне кажется, что музыка недостаточно хороша для такого важного текста.
Д. В.: Первична гармония музыки и слов. Хотя хорошую лирику лично я вряд ли стану слушать с посредственной музыкой. Лучше уж на бумаге прочитать.

— Ваш дебютный альбом получился удивительно разнообразным, мелодичным, даже загадочным. Как происходил отбор материала? Кто занимался аранжировками?

А. Д.: Это практически весь материал, имеющийся у коллектива в настоящий момент. А отбором никто особо и не занимался: было общее представление об альбоме, его настроении, поэтому, наверное, у нас все получилось. Никаких особых потуг при создании аранжировок не было, как чувствовали — так и сыграли. Ну и, конечно, неоценимый вклад в честную и достоверную передачу слушателю внесли Дима Веков и Алексей Нагорных, благодаря которым эмоциональная и техническая стороны записи приобрели ту форму, которая задумывалась. Благодаря Диме альбом именно такой, как Вы слышите. Без преувеличений.
Е. В.: Мы шли к этому событию 4 года, и отбор осуществлялся все время, в процессе репетиций. Аранжировки поначалу делали сообща. Потом у группы появился еще один участник — Павел Голубовский из группы Elektroherd, человек, близкий нам по духу и разделяющий наши музыкальные пристрастия. Он существенно разнообразил звучание альбома, наполнив его новыми мелодическими линиями и привнеся в него элементы эмбиента и шугейза. Паша сейчас живет и учится в Германии, и многие треки он записывал там и присылал на студию по Интернету. Это было очень непривычно и удивительно, но, в конце концов, все так гармонично слилось, что теперь нам кажется, что так было всегда.
Д. В.: Да, Паша, пожалуй, единственное оправдание тому, что этот альбом вышел только в 2010 году. Наверное, стоило ждать несколько лет, чтобы он заматерел как музыкант, обзавелся всеми своими волшебными «примочками», ну и, в конце концов, взялся помогать нам. Я понимал, что если мы не сделаем альбом сейчас, этого может уже никогда не произойти. И это было бы чудовищно несправедливо по отношению к музыке. Все эти разговоры о корнях, влияниях не должны затмевать главного. А главное состоит в том, что у нас получился действительно фантастический альбом. «Бешеный», как сказал после презентации один парень, и более точного эпитета я не подберу. И в данном случае во мне говорит не участник процесса, который по определению не должен плохо отзываться о работе. Дорогого стоит, когда в 40-градусную жару ты выходишь со студии, тут же надеваешь наушники и останавливаешься посреди улицы, закрыв глаза... По Французскому бульвару шумно катят машины и трамваи, а у тебя подкашиваются ноги и по спине мурашки оттого, что ты слышишь, как ЭТО получается!

— Что значат все эти цитаты из кинофильмов, детские голоса, шепоты?

А. Д.: Димыч, это к тебе. Со всеми шепотами и мурчаниями я согласен (смеётся).
Е. В.: Думаю, нет смысла подробно объяснять происхождение каждой цитаты. Это на уровне подсознательного, некий ассоциативный ряд. Почти все идеи Димины, но нужно признать, что все получилось символично и атмосферно. Детский голос принадлежит Егору, сыну Андрея Басова. Он любит сочинять разные истории, а также песни, иногда на непонятном для взрослых языке. Его участие в альбоме тоже очень символично. Егор родился в день, когда группа Amurekimuri давала свой первый концерт. И потому для нас особенно близки первые трогательные попытки создать свой собственный мир, первые шаги на пути развития творческой личности!
Д. В.: Прислушайтесь к детскому голосу в последнем треке про людей и дельфинов, это Егор вещал сидя на горшке (смеется). А что касается фильмов... У меня появилась привычка засыпать под кино: наушник в ухо —и на боковую. Действует как снотворное, к тому же после этого во сне такое можно услышать и увидеть (загадочно). Эти ночные миксы из моей головы я и хотел запечатлеть на альбоме, кроме того, в некоторых треках использованы записи с той самой первой репетиции. А шепоты... Странно, что кому то они кажутся зловещими.

-Нельзя не отметить нездешнее качество звука. Где проходила студийная работа, и как вам удалось достичь такого результата?

Д. В.: Работа велась в Одессе на студии «Веселый ветер». Это очень хорошая студия, но без людей, ясное дело, это всего лишь набор дорогостоящих железок и проводочков. Для звукорежиссера Леши Нагорных эта была первая самостоятельная работа над альбомом, что называется, от и до. При всех сложностях, возникавших в процессе накопления и сведения, справился он с ней блестяще. Кроме того, Леша привнес немало идей в качестве аранжировщика. На первых порах для меня сложнее всего было зажечь всех идеей необходимости записи альбома. Однажды мы уже начинали писать альбом, но не сложилось. Вот и здесь поначалу сквозили какие-то упаднические настроения: «Все не то, все не так. Кому это нужно?» Я даже предлагал переименовать группу в The Losers, «неудачники». (смеется). Уже в процессе сведения мы столкнулись с проблемой выбора, потому что было накоплено огромное количество гитарных, барабанных партий, потом добавились еще Пашины. Убери или добавь ту или иную партию — и настроение песни кардинально меняется. Это были бесконечные компромиссы, нам не хотелось, что бы хоть кто-то из участников процесса остался неудовлетворенным. С другой стороны мне, как отвечающему за конечный результат, приходилось иногда принимать жесткие решения. Ну и финальный процесс мастеринга с неисправимым перфекционистом Серёжей Ломановским — это тоже нечто незабываемое! Казалось бы, вот, все уже готово. Мы даже уже «обмыли» окончание работы. Утром звонит Серёжа: «Надо переделывать». На следующий день то же самое. Все это проходило на фоне жуткой жары этого лета, под конец в студии вышла из строя система кондиционирования. Охлаждались бабушкиным методом: вентилятор, а под ним миска со льдом. Психологически помогает.

— Итак, альбом готов, каковы дальнейшие планы? Концерты, новые записи?

А. Д. (Задумчиво). Будущего не было… Прошлого не будет…
Д. В.: Это в Лешином стиле (смеётся). Мне самому хочется узнать, какие у них планы. А он: «Будущего не было...»
А. Д.: Новые песни надо делать. Сколько можно одно и то же играть?
Е. В.: Я не против! (радостно)
Д. В.: Да, новых песен не мешало бы. Для начала на репетицию собрать бы вас, а еще лучше просто посидеть, «пошаманить», как тогда... (В сторону) Они же гении, великую песню сочинить для них ничего не стоит! Им бы на всю группу хоть по капле наглости и амбиций.

— Ожидаете ли интерес со стороны западных СМИ, лейблов, предложений о концертах?

А. Д. (Уверенно). Не ожидаем. Во всяком случае от «мейджоров», даже той же пресловутой инди-сцены.
Е. В.: Мы ничего не имеем против небольшого европейского турне (застенчиво улыбается). Вообще для нас самое главное — это то, что мы наконец-то подвели итог прошедших лет, записали качественный и яркий альбом и остались довольны результатом. Это значит, что все наши старания были не напрасными.
Д. В.: Это уж точно. Хотя если честно, лучше ничего не ждать, тем приятней будут любые сюрпризы. А вообще пару интересных предложений уже есть, в том числе и от одного европейского лейбла.
А. Д.: (Заинтересованно). Ну-ка, ну-ка, поподробней!
Д. В.: Да, сейчас я вам все рассказал (смеётся). Вы песни новые делайте, а предложения мы рассмотрим.

— Что можете пожелать своим слушателям?

Е. В.: Мы желаем вам любви во всех ее проявлениях. Чтобы даже в самых обычных будничных вещах была красота и поэзия. И помните, что судьба бывает невероятно благосклонной и щедрой по отношению даже к самым закоренелым неудачникам! (улыбается)
Д. В.: Я вобще с трудом представляю слушателя Amurekimuri. Иногда мне кажется, что я единственный их поклонник. Может, это такая форма ревности, может, популярные у нас «лузерские» настроения? (улыбается) Как уже было сказано, эта группа родилась как фантастический творческий эксперимент. Никакого расчета, никаких планов. Знающие люди утверждают, что все, что делается в кайф, рано или поздно приносит свои плоды. В виде благодарности, признания, успеха, денег, черт бы их побрал! Давайте попробуем подтвердить эту теорию. Ну или опровергнуть (смеётся).
А. Д.: Будьте живыми, дивными, творите, заботьтесь обо всем настоящем. Служите вере своей, будьте честны, откровенны, открыты. Храните свои тайны и понимайте: мы живы, пока живо слово наше, пока мы способны протянуть руку помощи, пока мы испытываем любовь, знаем истину и ощущаем вечность.
11 окт. 2010 10:43
ссылка комментировать 1
поделиться